karmine: (Default)
[personal profile] karmine
- Теперь я поняла, от чего мы защищены в нашем мире!
Жемчужина опустила ствол ружья, застыв в триумфальной позе с присущей ей грацией. Чудовище все еще билось в судорогах, искажая свои и без того отвратительные и далекие от красоты черты. Другие убегали или корчились в страхе во мраке лабиринта.
Еще вчера она не видела ничего столь несуразного и неидеального. Она даже не знала, что эти слова значат – по-настоящему. Но не жалеет, что удовлетворила любопытство, которое привело ее в постель замечательного Владыки – а затем и сюда, за Стены.
Привлекательная для любого, Жемчужина уже к шестнадцати годам осознала, что ее личное богатство достойно только самых лучших наград; превыше обычного одаривания украшениями и техническими игрушками она тянулась к запретным удовольствиям.
Мир Красоты и Свободы не нуждался в понимании вещей, противоположных этим принципам. Безупречная человеческая красота в обрамлении милых и блистательных вещиц, созданных Умельцами устраивала большинство. Но любопытство рано или поздно выделяло из общества тех, кто стремился узнать что-то эдакое. Несовершенное. Подобные интересы надлежит реализовывать тайком, чтобы никто не заподозрил в изъянах стиля. А это, как известно всякому – неминуемая социальная смерть.
Смерть. Исчезновение человека в какой-то момент из виду всего города. Жемчужина взволнованно думала об этом все чаще, с каждой ушедшей в небытие подругой, с каждым Красавцем, переставшем одарять ее улыбками. Но ударом стало знать об исчезновении одного из ее знакомых Владык.
Здесь стоит дать небольшое пояснение. Все мужчины делятся на Владык, Красавцев и Умельцев. Первые держат мир на себе, мгновенно решая любые сомнения, избавляя от волнений и прощая Дамам милые глупости. Вторые ненадежны и не столь притягательны, но с ними приятнее всего предаваться торжествам телесным. Наконец, третьи создают красоту вещей, за что их присутствие терпят в городе – они лишены идеального обаяния, черт лица и тела (хотя некоторые Дамы все же снисходитель соглашаются, что Умельцы красивы, раз они не отталкивают взгляд).
Но Жемчужину интересовал только он. Ослепительно властный, облаченный в черный костюм, Владыка Светоч. Поутру он шепнул:
- Я поведу тебя за Стены. Но знай, что за ними, высокими, серыми, бетонными – живут чудовища.
В ответ на ее недоуменный, заинтригованный и чуть разочарованный взгляд он добавил, помявшись:
- И сама Смерть.
Вот уж Жемчужина обрадовалась! В городе никто и никогда не видел чудовищ. Их даже не обсуждали, и не все вспоминали о них. Хватало только знания, что они там есть, какие-то твари, очень неприятные. Если кто-то оступался в обществе, и переставал быть безупречным, это было неприятно. А эти чудовища, видно, были в сто раз неприятнее – то есть, и представить это трудно!
Даже нашу героиню чудовища не так уж увлекали. А вот Смерть... Дама чувствовала, что они как-то связаны друг с другом, чудовища и Смерть.

Стены. Так интересно: вот последние жилые дома города, в них живут Умельцы (окраина же), вот за ними стоянки машин и приземистые домики (склады супертоваров?) – а потом начинаются какие-то еще сурового вида домики и заборчики из сетки, как колготы.
В домиках оказалось много Владык и Умельцев, которые называются все вместе «военные». Жемчужина и не знала о таких: на вид грозные, а одеты смешно – в мешковатые костюмы в синенькие и серенькие пятнышки.
Владыка Светоч тоже переоделся в такой и заставил ее – какой ужас! – одеться так же смешно. Объяснил, что это для безопасности. Последнее слово Жемчужина поняла с трудом.
Еще час Светоч показывал ей, как обращаться с технической игрушкой «ружье». Сначала она долго пыталась попасть в кружочек вдали, было так весело! А потом...
Потом он сказал, что эта игрушка несет Смерть на таком расстоянии.
Жемчужина чуть не умерла на месте от повышенного сердцебиения.

Чудовища набросились на них сразу. Поджидали в лабиринте каких-то ужасных развалин, неподалеку от Ворот. Светоч «стрелял» быстро, укладывая уродов одного за другим, а Жемчужину рвало от одного их вида. Она никогда еще не чувствовала себя так неидеально и стыд пронизал ее, похожий на то, когда краска на ногте облупилась – но в тысячу раз сильнее.
Но скоро, когда остался только один бегущий в их сторону, она нашла силы поднять ружье и выстрелить. Он упал. Ей понравилось. Выровнявшись, она сказала:
- Теперь я поняла, от чего мы защищены в нашем мире!
- Именно. Хочешь еще пострелять?
- Хочу! Это так сильно! Но давай в другой раз, хорошо? Мне надо привыкнуть к тому, что они так...
- Похожи на людей?
- Да. Очень. Такое чувство, что они ими когда-то были.
Они пошли к Воротам. Светоч помолчал несколько шагов и заговорил, словно отвечая на ее мысли:
- Они и были людьми. Не все. Но некоторые были. Понимаешь, за совершенством нужно следить.
- Как это? Разве оно не само по себе? С детства – и до... исчезновения?
- А что, по-твоему, исчезновение?
- Это... когда ты просто исчезаешь, красивая... ни с того, ни с сего. Квартра пуста и бессмысленна без хозяйки.
- Да, где-то так.
- А ты знаешь, как это происходит?
Он молча посмотрел на нее, тягостно как-то. И очень ей не понравился. Жемчужина решила не переспрашивать.
- Откуда взялись чудовища?
- Понимаешь, когда-то людьми считали всех подряд. Даже чудовищ.
- Ах!?
- Да. Просто потому, что мы все похожи. Чудовища тоже изображали, что у них есть переживания, правда, какие-то странные, вымученные их уродством. Некоторые рисовали какие-то глупые линии и цветные пятна, некоторые даже снимали кино про жизнь чудовищ.
- Это так похоже на Умельцев! Но... они что, рисовали и снимали еще про что-то, кроме красоты и свободы?
- Да. Тебе лучше не знать.
- Хорошо.
- Но всегда, во все времена, находилась благородная элита, отдалявшаяся от прочей грязи. Эти люди понимали, что кроме комфорта для здорового и прекрасного тела, других ценностей быть не должно, и постепенно подавили всякие отклонения. Людьми признали только Дам и Владык. Потом прибавили к ним Умельцев, которые делают Красоту руками.
- Как золотые украшения?
- Да. И чуть позже Дамы упросили Владык принять и Красавцев. Так были созданы Законы Безупречности. Согласно им было решено: собирать всех, кто не подходит под понятие – и выселять из общества, в резервации на безлюдных пустошах. Там они нашли или построили себе жилища, такие же неуклюжие, как и они сами. А потом правитель додумался обнести резервации сплошными стенами и разместить там заводы, на которых самые смышленые чудовища делают все супертовары, которыми мы пользуемся. Не можем же мы позволить уродам жить на нашей планете бесцельно!
- Все так сложно! Но так интересно!
- Подумать только, а начиналось все каких-то двести лет назад с индустрии косметики! Тогда же появился образ «гламур» - он еще не был всеобщим образом жизни, представляешь?
Она затрепыхала ресницами. «В такие моменты я просто не могу понять, о чем говорят мужчины, или зачем; особенно Владыки, но они это так мощно рассказывают...»

Переполненная новыми яркими чувствами, Жемчужина вошла в дом, включила свет и замерла, не в силах оторвать взгляда от огромной вещи в центре стены прихожей.
Она видела этот предмет не раз. Зеркало. Отражающее, как всегда, ее Красоту, безупречную и упругую.
Но странное понимание пережитого за Стенами вдруг вызвало в ее двадцатилетней головке странные слова:
«Пока что».
 
(С) Аллан Кармин, Киев, 27.09.09
 

Date: 2011-04-07 10:04 pm (UTC)
g_0509: light my fire! (Default)
From: [personal profile] g_0509
Это... когда ты просто исчезаешь, красивая... ни с того, ни с сего.
ыыыыыы )))))
Кстати, "Перлина" или "Pearl" на мой слух звучит нормально, а вот "Жемчужина" - как-то... хотя ей идет, да ))) несверленая интеллектуально )

Profile

karmine: (Default)
Аллан Кармин

April 2011

S M T W T F S
     12
34 5 6789
10111213141516
171819 20212223
24252627282930

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 02:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios